wonder wonders
голый под дождём с черными татуировками, бежит сквозь лес и смеется под блюз
Сейчас время такое - что ты хорошего не напиши, тебя сразу обсмеют. Про любовь напиши с тонкими чувствами и ароматами духов весенних - скажут, что ванильный пидор, пиздострадалец, анальная наивняшка; напиши про любовь с тонким запахом любимой вагины и с хуинными пряностями - скажут, что пошлятина, дегенерат, мол, сексист невыносимый, а то и извращенец же! Напиши про любовь со здоровым мужским похуизмом - скажут, что похуист, что отец плохой, что слишком уж ты, парень, похуист совсем! Напиши про любовь искренне, так, что аж веришь - скажут, что позёр драный, мол, хули ты вКонтактике такое пишешь-то про любовь-то свою настоящую?! Напишешь, что любви нет вовсе, так ведь Аня прочтёт и больше ко мне не приедет на ночь. А потом и обсмеёт ещё при подружках своих тупых. Только и остаётся, что писать анонимно.
Просто, ребята, время такое - ты чего не пиздани, чего не ёбни такого светлого, живого - сразу всё, блядь, переведут в шутки-хуютки. Ещё и обсмеют. А хочется, чтобы было всё как в большом добром лит.объединении - ты чего-нибудь пишешь такое светлое, живое, а тебе товарищ по лит.объединению говорит: "Ой, Саня, здорово вообще! А смотри вот я тоже чё написал, тоже такое доброе, но по-другому!" И ты слушаешь его и киваешь. А девчонки из лит.объединения, если ты хорошо про любовь написал, не смеются, не рассказывают по бухому-то делу своим быдлякам на "девяточках", какой ты, Саня, еблан, а подходят и улыбаются тебе так, с намёками. А ты и денежку уже получил в бухгалтерии лит.объединения, и весел, и полон энергии, и говоришь такой: "Марина! Как Вы смотрите на то, чтоб сыграть со мной в лото?" И она, Марина, конечно же, всё понимает, и вы идёте вместе к тебе, в твою квартиру в центре города. А там у тебя много-много книжек, и все авторы - твои друзья. И вы с Мариной вроде бы и ебётесь, а вроде бы и любовь.